About the Creator
 
 

 

Терминология / Чайная Церемония

Формирование чайной церемонии (тяною) как одного из величайших явлений японской культуры происходило в очень тяжелое, смутное для страны время, когда междоусобные кровавые войны и распри феодальных кланов делали жизнь людей невыносимой. Чайная церемония возник­ла под влиянием эстетики и философии дзен-буд-дизма и стремилась противопоставить настрое­нию безысходности поклонение Красоте.

В те времена властители из военного сословия и богатые торговцы, собираясь для политических и торговых дискуссий, часто пользовались случа­ем для того, чтобы подать чай. Считалось утон­ченным удовольствием сидеть на досуге в тихой чайной комнате, отстранившись от жизненных забот и волнений, и внимать звукам воды, кипя­щей на жаровне.

Великий учитель Сэн-но-Рикю возвел чаепи­тие в искусство. Он смог развить искусство чай­ной церемонии в том виде, в котором он это сделал, отчасти из-за существовавшего выше­упомянутого социального фона.

Чайной церемонии присущи две основные чер­ты, развившиеся при покровительстве Тоётоми Хидэёси и отражающие его собственную жизнь и характер. Завоевание страны, совершенное Хи­дэёси, представляло собой покорение провинци­альной земледельческой силой как старого центрального правительства, так и его искусства. С од­ной стороны, утопающие в роскоши помпезные дворцы, а а другой— чайные комнаты, напомина­ющие своим оформлением простой соломенный сельский дом; и все же это разнородные, но сторо­ны одной медали. Военачальники и преуспеваю­щие торговцы согласно своему положению де­монстрировали величие и достаток, но сердцем желали жить в атмосфере спокойного созерцания. Чайная комната была местом, где правят мир, дове­рие и дружба, что в те времена как нельзя лучше от­вечало желаниям сильных мира сего.

Чайная комната, сооруженная Сэн-но-Рикю, на первый взгляд казалась очень простой и даже слишком маленькой. Но планировалась она са­мым тщательным образом, с тонкой разборчивос­тью, вплоть до самой мельчайшей детали. Она бы­ла оформлена скользящими дверями, покрытыми белоснежной полупрозрачной японской бумагой. Потолок был отделан бамбуком или тростником, а открытая фактура стен высоко ценилась. Опоры в большей своей части были деревянными, сохра­няющими свою естественную кору. С целью со­здать эффект жилища отшельника при оформле­нии чайной комнаты цсе бесполезное убранство и чрезмерные украшения были отброшены.

В XV—XVI вв. чайная церемония преврати­лась в своеобразный ритуально-философский мини-спектакль, в котором каждая деталь, пред­мет, порядок вещей имели свое особое, непо­вторимое значение. Сегодня, как и много веков назад, тяною продолжает пользоваться боль­шой популярностью среди японцев.

Согласно легенде, тяною возникла в Китае во времена первого патриарха буддизма Бодхидхармы. Однажды, гласит легенда, сидя в медита­ции, Бодхидхарма почувствовал, что глаза его закрываются и против воли его клонит ко сну. Страшно рассердившись на себя, он вырвал свои веки и бросил их на землю. На этом месте вскоре вырос необычный куст с сочными лис­тьями. Позднее ученики Бодхидхармы стали за­варивать эти листья горячей водой и пить чудо­действенный напиток, помогающий надолго сохранять бодрость.

На самом деле чайная церемония возникла в Китае задолго до появления буддизма. Многие ис­точники повествуют о том, что ее ввел еще Лао-цзы. По преданиям, именно он примерно в V а до н. э. предложил ритуал с чашкой «золотого элик­сира». Этот ритуал процветал в Китае много веков, вплоть до монгольского нашествия. Позже китай­цы свели церемонию с «золотым эликсиром» к простому завариванию высушенных определен­ным образом листьев чайного куста. Японцы же избежали монгольского завоевания и благодаря этому продолжали культивировать искусство чае­пития, развивая и дополняя его.

Сегодня чайная церемония — это наиболее са­мобытное, уникальное искусство. Она играет важ­ную роль в духовной и общественной жизни японцев уже на протяжении нескольких веков. Со временем ритуал проведения чайной це­ремонии канонизировался, заданными стали последовательность действий и поведения. Уже войдя в простые деревянные ворота, гости по­гружались в особый мир, оставляя за спиной все мирское и в молчаливой сосредоточенности подчиняясь лишь законам действа.

Классическая тяною — это строго расписанный ритуал, в котором участвует мастер чая (че­ловек, который заваривает и разливает чай) и остальные участники церемонии. По сущест­ву мастер чая — это жрец, совершающий чай­ное действо, остальные — приобщающиеся к нему. У каждого свой определенный стиль по­ведения, включающий как позу при сидении, так и каждое движение, вплоть до выражения лица и манеры речи.

Во время чаепития произносятся мудрые речи, читаются стихи, рассматриваются произведения искусства. Для каждого случая с особой тщатель­ностью подбираются букеты цветов и специаль­ная посуда для заварки напитка. Постепенно та­кая процедура захватила и другие слои общества В XVI—XVII вв. церемония стала популярной сре­ди японской аристократии, самураев. Постепен­но она сформировалась в своего рода систему от­дыха от будничных забот.

Сегодня во многих домах людей средних клас­сов церемониальный чай готовят по сокращенно­му очень простому церемониалу «рякуси-ки», даже не для гостей, а для собственного удовольствия Классический ритуал чаепития совершается в специальном садовом домике — тясицу. Пер­вый такой домик был построен в 1473 г. Конст­рукция домика и устройство прилегающего к нему сада были связаны с эстетическими кате­гориями «саби» и «ваби», обозначающими гар­моническое слияние изысканного и простого, спокойного и печального, скрытой красоты, ла­конизма и приглушенности красок.

Сначала чайные домики были похожи на кро­шечные бедные хижины восточных мудрецов, предельно скромные как по внешнему виду, так и по внутреннему убранству. Простота обстановки создавала высшее ощущение красоты, постигать смысл которой следовало путем философского осмысления реальности. В качестве украшений до­пускался лишь свиток с философским изречени­ем, старинная картина и букет цветов.

Все известные мастера тяною были привер­женцами дзен-будцизма. Сама процедура цере­монии чаепития и устройство садового домика отражали основные идеи дзен. Размер комнаты для чаепития примерно 8 м2. Согласно древним источникам, в таком помещении однажды смог­ли вместиться 84 тысячи учеников Будды. Ос­новные положения буддизма волне допускают реальность такого события, поскольку у «истин­но просветленных» нет веса и объема тела.

В домике царит полумрак, создающийся сла­бым светом из небольших окошечек под самым потолком и отражением света от стен, отделанных темно-серой глиной. Вся эта обстановка вызывает у гостей ощущение приятного уединения в тени.

Весь интерьер классических чайных домиков в полной мере соответствует эстетическим кано­нам и национальному характеру японцев, стремя­щихся к достижению внутренней гармонии.

Участники чайной церемонии проходят к па­вильону, где проводится чаепитие, по дорожке из камней через маленький сад. В саду возвыша­ются каменные фонари и просто лежат камни, поросшие мхом. Камни на дорожке должны быть положены как бы случайно, каждый на не­котором расстоянии от другого. Согласно пре­данию, устройство такой дорожки восходит к большим кускам белой бумаги, которыми по­крывалась мокрая трава для того, чтобы роса не замочила одежды сегуна Ёсимасы Асикаги, ког­да он шел на чайную церемонию. И как бы в па­мять об этом событии дорожка названа родзи, т. е. земля, увлажненная росой. Позднее слово «родзи» стало обозначать не только путь к чай­ному домику, но и весь сад около него. Человек, вступающий на выстланную крупным камнем дорожку, ведущую к чайному домику, оставляет в этот момент все свои мирские заботы и сосре­доточивается на ожидающей его церемонии. По мере спокойного продвижения к домику со­средоточение усиливается. Этому способствует старый фонарь, тусклый свет которого освеща­ет дорожку в вечерние и ночные часы, камень-колодец (цукубаи), в выдолбленном углублении хранящий воду для омовения рук и полоскания рта. На таком сосуде-колодце лежал маленький ковшик из бамбука с длинной ручкой. Каждый гость был обязан омыть руки, лицо, прополос­кать рот, затем омыть после себя ручку ковшика.

Сосуды с водой — непременная деталь не толь­ко чайного сада, но и любого храма. В саду обычно растут сосны, кипарисы, бамбук, вечнозеленый ку­старник Все элементы сада чайной церемонии призваны создавать особое настроение сосредо­точенности и отрешенности. Благодаря этому принцип «саби» был осмыслен как новый тип Красоты, воплощенный не только в архитектуре чайного домика и устройстве чайного сада, но и в подборе всех предметов: чайницы, котелка для кипячения воды, чашек для чая. В чайной церемо­нии, по мнению Рикю, все должно было составлять единый художественный ансамбль.

Особое значение придавалось конструкции чайного домика. Это небольшая комната, в которую ведет узкий и низкий вход — около 90 см в длину и ширину. В идею столь уменьшенного входа в чайный домик был заложен глубокий философский смысл: каждый, кто хочет приоб­щиться к высокому искусству чайной церемо­нии, независимо от ранга и чина должен непре­менно согнуться, потому что здесь все равны. Низкий вход не давал также возможности аристо­кратам из военного сословия войти внутрь воору­женными — длинные мечи приходилось остав­лять за порогом. И это было символично: пусть оставят вас все жизненные невзгоды и мирская су­ета, пусть ничто не волнует ваше сознание здесь, где надо сосредоточиться на прекрасном. Как это принято во всех японских домах, входя в чайный павильон, гости снимали обувь и оставляли ее у порога. При входе гости совершают поклон и усаживаются по-японски на циновки.

Соответствующее настроение создает и сама обстановка, которая на удивление проста и скромна: медный чайник, чашки, бамбуковая ме­шалка, ящичек для хранения чая и т. п. Японцы не любят ярких блестящих предметов, им импониру­ет матовость. Д Танидзаки пишет по этому поводу: «Европейцы употребляют столовую утварь из се­ребра, стали либо никеля, начищают ее до ослепи­тельного блеска, мы же такого блеска не выносим. Мы тоже употребляем изделия из серебра... но ни­когда не начищаем их до блеска. Наоборот, мы ра­дуемся, когда этот блеск сходит с поверхности предметов, когда они приобретают налет давнос­ти, когда они темнеют от времени... Мы любим ве­щи, носящие на себе следы человеческой плоти, масляной копоти, выветривания и дождевых оте­ков». Все предметы для чайной церемонии несут на себе отпечаток времени, но все безукоризнен­но чисты. Полумрак, тишина, самый простой чай­ник, деревянная ложка для насыпания чая, грубая керамическая чашка — все это завораживает при­сутствующих.

Далее...

???????@Mail.ru